Ксения алферова родила второго ребенка дауна фото

Удивительные перемены в жизни Ксении Алферовой

Актриса Ксения Алферова - перфекционистка во всем, за что берется. С рождением дочки она стала реже появляться на сцене и в кино, но активно занялась работой в благотворительном фонде «Я есть!», который учредила вместе с мужем, Егором Бероевым, в 2012 году. Мы расспросили Ксению об этой удивительной перемене в ее жизни.

Как вам удается совмещать работу, заботу о семье и фонде «Я есть!»?
Никак не удается. Меня часто ругают, мол, скоро все забудут, что я актриса. Просто на первом месте в моей жизни, конечно, стоит семья.

Друзья говорят мне: «Ксения, посмотри на других, они успевают одно, второе и третье, а ты что же?». А я не верю в то, что можно успевать все и делать это полноценно. Я перфекционист, для меня ребенок – это очень ответственно и важно.

Сейчас модно быть беременной, а заниматься детьми потом не принято. Почему-то считается, что с рождением ребенка женщина свою миссию выполнила, но ведь в этот момент все только начинается.

Есть один коррекционный интернат, в котором учат детей с педагогической запущенностью, не детдомовских, нет, но из неблагополучных, часто многодетных семей. Год назад мы с Егором туда попали, пообщались с детками, увидели их лица, глаза.

Оказалось, что они часто выглядят умнее, обаятельнее, интеллигентнее, живее, чем некоторые их ровесники из благополучных и обеспеченных семей. Бывает, знакомишься с таким 10-летним мальчиком, сыном богатого человека, а у него выражение лица дурачка.

На ваш взгляд, почему это происходит?
Конечно, далеко не все дети из богатых семей такие. Наша дочь ходит в детский сад, в котором много «состоятельных» малышей. Я вижу мам, которые действительно много ими занимаются, но таких – единицы.

Сегодня стало обычным делом, что сразу после рождения ребенка сдают на руки бабушкам и нянюшкам, а мама появляется в его жизни эпизодически. Ее участие ограничивается тем, что она решает, в какие студии раннего развития будет ходить ее сын или дочка.

А ведь такие занятия – колоссальная нагрузка для детской психики, но они тешат тщеславие родителей, которые, встретившись с нами за чашкой кофе, удивляются: «А что, ваша дочь в три года еще не умеет читать?». На что я им отвечаю: «Нет, и учить ее не собираемся. В семь лет, наверное, начнем, если она не захочет этого раньше».

Я говорю сейчас о тех мамах, у которых есть возможность заниматься ребенком, но они этого не делают. Они не работают, но тратят много времени на себя. Им даже может казаться, что они включены в малыша, но они не берут его на руки, не гладят, не прижимают к себе столько, сколько нужно.

Возможно, поэтому он и вырастает запущенным, ведь няня не может заменить маму. Также как и кормление грудью невозможно ничем заменить, для женщины – это бесценный опыт общения с ребенком. Многие говорят, вот, мол, у меня не было молока, оно быстро закончилось. Сейчас малышу сразу дают бутылку воды и смесь.

Я кормила свою дочь грудью до полутора лет и не вижу в этом ничего героического. Мне страшно подумать о мамах, которые держат детей на искусственном вскармливании. Смесь нужно разогреть, налить в бутылочку, и ты просыпаешься, тратишь на эти манипуляции время, а в результате теряешь силы.

Когда кормишь грудью, таких проблем нет, это можно делать и в полудреме. Мы Дуню везде с собой таскали, и проблема теплой, стерильной, вкусной еды для дочки была решена.

Как вы относитесь к тому, что родители едут в отпуск без детей?
Для меня это дико. Папа и мама работают сутками, видят ребенка рано утром и поздно вечером, а потом едут без него в путешествие. Через несколько лет они начинают рассказывать страшные истории о его подростковых бунтах. Но что вложили, то и получили!

У меня есть подруга, у нее четверо детей. Однажды она приняла решение, что оставляет работу и будет заниматься только детьми, даже не стала заводить няню, хотя может себе это позволить.

Она рассказала мне, что как-то наняла водителя, чтобы тот отвозил детей в школу, и почувствовала как обеднела жизнь. «Когда ты сама везешь ребенка в сад, школу, студию танцев, ты проводишь с ним много времени в дороге и можешь о многом с ним поговорить».

И правда, мы с Дуней, пока едем в машине, болтаем без умолку, она задает сто пятьдесят вопросов, я на них отвечаю – создается очень интимная и доверительная атмосфера.

А что бы ей рассказал этот чужой человек – водитель, даже если он прекрасен во всех отношениях? Мне жалко детей, которые растут вне контакта со своими родителями.

Возможно дело в том, что я сама была таким ребенком: первые семь лет я провела с бабушкой, у родителей физически не было места, где бы я могла с ними жить. И все же, даже если ты растешь в невозможной любви, тобой все занимаются, маму и папу никто никогда не заменит.

Чем занимается Дуня?
Она ходит в садик, причем это было ее решение. Мы попробовали, отвели туда дочку несколько раз, ей там понравилось.

В прошлом году, когда ей исполнилось 4 года, Дуня нам сказала: «С нового года я буду ходить в садик и на танцы». Она у нас самостоятельная и независимая, видимо потому, что мы часто носили ее на руках.

В какой-то момент Дуня очень не захотела взрослеть. Она тревожилась, что становится старше, растет, и ее не будут больше брать на руки. Она даже стала картавить, как маленькая.

И постоянно спрашивала меня: «Ты будешь носить меня на руках?». – «Дунюшка, конечно, буду». Так я уговорила ее не переживать по этому поводу.

Впрочем, на занятия в сад мы ходим довольно хаотично, поскольку в прошлом году дочку взяли в студию при Третьяковской галерее. Туда очень трудно попасть. Мы пришли на собеседование, захватив с собой рисунки, отстояли безумную очередь, и нас приняли.

Дуня так хорошо рисует?
Любой ребенок хорошо рисует, главное – не вмешиваться в процесс. Егор ужасался тому, как ведут себя многие взрослые, которые приводят детей в студию.

Там собирается 15 родителей, и только две мамы и мы с мужем самоустраняемся и не мешаем детям. Дуня после одного из уроков рассказала мне о бабушке, которую внук укусил за руку, потому что она все время пыталась за него дорисовать и объяснить ему, что он все делает неправильно.

Как вы проводите свободное время с ребенком?
Когда мы вместе, мы много играем и читаем. У нас главный подарок для дочки – книга. Мы часто дарим Дуне издания с хорошими иллюстрациями, и вечерами боремся с ней за каждую страницу, так ей хочется, чтобы я прочла еще и еще одну.

Папа успевает общаться с Дуней?
Времени на общение у Егора гораздо меньше, чем у меня, потому, что я его сознательно выделяю именно для дочки. Дуня жалуется, конечно, что ей хочется почаще видеть папу.

Но Егор, когда свободен, всегда рядом с ней. А еще, раз в год мы на месяц уезжаем все вместе отдыхать. Если я работаю, Дуня едет с папой.

Вы с Егором – молодые, красивые и вполне благополучные люди, при этом занимаетесь довольно сложной и тяжелой темой – детьми с синдромом Дауна, ДЦП, аутизмом. Почему вы решились на такой шаг?
Наш духовник очень переживал за нас, когда мы собрались заняться благотворительностью. Он нам говорил: «Лучше понемножку, по чуть-чуть, но постоянно».

Такое решение никак не связно с биологическим возрастом, просто в какой-то момент ты внутренне взрослеешь и понимаешь, что готов взять на себя ответственность. Я многих останавливаю, когда они говорят, что готовы начать помогать нам.

Принимаясь за такое дело, ты не понимаешь всю степень ответственности. И только со временем осознаешь, что уже не можешь отказаться, потому что пути назад нет.

Ты помнишь лица детей и их родителей, которые нуждаются в твоей помощи. Для них ты становишься волшебником, от тебя ждут чуда.

Когда Егор стал учредителем фонда Морозовской больницы, мы начали с того, что стали собирать деньги для нескольких детей, которым нужна была срочная операция. Через соцсети средства быстро нашлись, это оказалось несложно.

И тут нам стало ясно, что в стране очень много больных детей, которым нужна помощь, а у нас есть большой кредит доверия. Хотя в тот момент мы не очень четко представляли, кому собираемся помогать. Со временем разобрались и решили, что будем заниматься особенными детьми.

Какие эмоции вы испытываете, когда общаетесь с ними?
Теперь я точно знаю, где находится душа. Это открытие я сделала, общаясь с необычными детьми. У кого-то из них, наших подопечных, синдром Дауна, у кого-то ДЦП или аутизм.

Такое впечатление, что они тебя, как за крючочек, цепляют за то место, где у тебя душа, и ты уже никуда не можешь уйти. У тебя появляется потребность бывать с ними, а потом вдруг чувствуешь, что душа у тебя увеличивается в размерах.

Да, они действительно требуют много внимания, их родителям нужно поставить памятник — столько сил им приходится прикладывать, чтобы пробиться сквозь стены. Они чувствуют себя ужасными родителями с ужасными детьми, потому что именно так их воспринимают окружающие, но руки не опускают.

Один из наших подопечных — юноша 22 лет, Никита, удивительно обаятельный и очень разумный парень. Я сомневаюсь, что у него синдром Дауна. Сейчас мы хотим его трудоустроить. Я не видела ни одного человека, который бы не улыбнулся ему в ответ. Это поразительно!

А когда эта детвора бегает и скачет вокруг, ты понимаешь, что они, в первую очередь, — дети, чудесные дети, которые очень многому тебя учат.

У детей с синдромом Дауна разные лица, это заметно, когда рядом с ними стоят их родители. Они тоже похожи на папу или на маму. Есть у нас девочка Маша, очень красивая, у нее копна белокурых вьющихся волос, губы как у Анжелины Джоли, глазищи огромные.

Если бы мама увидела ее такую, она бы от нее никогда не отказалась... Я спросила у воспитательниц, встречались ли они когда-нибудь с этой женщиной. Да, встречались, очень красивая.

Она недавно нашла Машу и теперь приезжает к ней по выходным. У девочки появился смысл в жизни, она разрешает себя расчесывать и заплетать косы, для мамы ей хочется хорошо выглядеть.

На нашем фестивале я читала стихи Коли Голышева. От ребенка с синдромом Дауна не ожидаешь таких философских грустных стихов и очень хулиганских сказок.

В тот день у нас в гостях был писатель Борис Акунин (Григорий Чхартишвили), который слушал, слушал, а потом подошел ко мне и попросил разрешения эти отксерокопированные листочки с текстами Коли пробежать глазами. «Вы можете взять их себе». — «Можно?». Он так бережно принял их, как будто у него в руках ценнейший старинный манускрипт.

Дуня ходит с вами на все мероприятия, которые вы организуете для фонда «Я есть!». Как она реагирует на вашу с Егором работу?
Однажды дочь попыталась сформулировать, как можно назвать тех детей, с которыми она видится на наших мероприятиях. Подумала немножко и сказала: «Мам, они удивительные». Это очень точное определение, так мы и решили назвать наш фестиваль — «Удивительные дети».

Через некоторое время она приходит и говорит: «Мама, я тоже девочка с особенностями». «С какими?», — спрашиваю я. Она начинает перечислять свои таланты, а под конец добавляет: «И вообще, у меня лицо непохоже на другие».

Как вы думаете, в чем смысл проведения фестиваля «Удивительные дети»?
Важно, что все заявленные творческие мастерские продолжают работать и после окончания фестиваля. Там с детьми занимаются специально обученные преподаватели, которые могут работать как с обычными детьми, так и с необычными. Нужно лишь посмотреть расписание занятий и прийти.

deti.mail.ru

Ксения Алферова перестала комплекcовать по поводу внешности

(ФОТО) Популярная российская актриса, участница шоу «Ледниковый период» на Первом канале Ксения Алферова после рождения дочери перестала комплекcовать по поводу своей внешности.

«Раньше у меня было много разных требований и претензий к себе, я постоянно занималась самоедством. Например, переживала по поводу своей внешности - ну не нравилось мне, как я выгляжу!

После рождения дочери я стала гармоничным и самодостаточным человеком. Теперь мое отражение не вызывает никаких негативных эмоций, я воспринимаю себя такой, какая я есть», - сказала 35-летняя Ксения Алферова в интервью журналу «Натали».

Когда у актрисы в 2007 году родилась дочка Дуня, она ушла в декретный отпуск на полтора года. По ее мнению, это минимальный период времени, необходимый для посвящения себя ребенку.

«Я рожала сама, до полутора лет кормила грудью - иначе нельзя. Причем, это не только младенцу необходимо, но и самой маме. Материнство - самое прекрасное, что может быть! И никакая суперпрестижная работа его не заменит», - уверена Ксения Алферова.

Ксения Алферова с мужем - актером Егором Бероевым

Она добавила, что с рождением Дуни у нее с мужем - актером Егором Бероевым «все встало на свои места».

Ксения Алферова со своей знаменитой мамой

Напомним, Ксения родная дочь актрисы Ирины Алферовой. После женитьбы Александра Абдулова на Ирине Алферовой, он удочерил Ксению и дал ей свое отчество.

Ксения Алферова со своим партнером - фигуристом Повиласом Ванагасом на шоу "Ледниковый период"

www.livestory.com.ua

У Ксении Алферовой и Егора Бероева будет сын

У Ксении Алферовой и Егора Бероева будет сын. Такое будущее напророчила семье победительница знаменитого шоу«Битва экстрасенсов» Наталья Воротникова.

По ее словам, брак блистательной пары продлится долго и в ближайшем будущем, примерно через 3 года, в семье родится мальчик. У Ксении и Егора уже есть ребенок - дочь.

Экстрасенс охарактеризовала семейный союз Ксении и Егора как «гармоничный и прочный», несмотря на разность характеров актеров. Алферова натура мягкая и гибкая, умеет себя контролировать и держать эмоции при себе. Бероев же, напротив, отличается упрямым и вспыльчивым характером, иногда может быть даже жестоким и агрессивным. Однако, такие моменты бывают не часто, и Егор в целом внимательный муж, хотя и считает себя главой семьи и не любит, когда не соглашаются с его мнением. Ксения не против традиционно патриархального семейного уклада и готова подчиняться любимому мужчине. Семейные ценности Ксюша считает важнее актерской карьеры.

Развода у них я не вижу

- подытожила Наталья.

StarAndStar.ru

Бероев, Егор Вадимович — Википедия

Происхождение

Егор Бероев родился в актёрской семье. Отец — актёр Вадим Михеенко, мать — актриса Елена Бероева. Дед по материнской линии — актёр театра и кино Вадим Бероев, бабушка — актриса Эльвира Бруновская. С отцом не общается. У Егора есть младший брат Дмитрий и двоюродный брат Андрей, оба тоже актёры.

Начало карьеры

Егор последовал семейной традиции и уже в 7 лет впервые появился на сцене. Однако дебют не был удачным — начинающий актёр не чувствовал себя на сцене свободно. Желание стать актёром не исчезло, поэтому в 1994 году после окончания школы Егор поступил в Высшее театральное училище им. М. С. Щепкина. В том же году дебютировал в кино в фильме Посвящение в любовь.

После окончания училища был принят в труппу театра МХТ им. А. П. Чехова, где дебютировал в роли Фёдора Годунова в спектакле «Борис Годунов». Егор также играл в таких спектаклях, как «Обыкновенная история», «Привидения», «И свет во тьме светит», «Джульетта и её Ромео». Кинокарьера Бероева началась с телесериалов. Он получал эпизодические роли во время съёмок сериалов «Семейные тайны», «Пятый угол», «Свалка», «Московские окна». Удачной была его работа в многосерийном фильме «Гражданин начальник». Важной работой для дальнейшей карьеры Егора стала роль в фильме «Игра в модерн». В нём он проявил себя не только как актёр, но и выполнял те задачи, которые обычно предназначались каскадёрам.

ru.wikipedia.org

Наталья Воротникова: «Ксения Алферова родит мальчика» стр.2 - 7Дней.ру

  • Наталья ВоротниковаФото: Михаил Клюев

    конфликты, и, тем не менее, муж и жена искренне любят друг друга и расставание в таких случаях стало бы настоящим мучением для каждого из них.

    Я вижу, что супружеский союз Ксении Алферовой и Егора Бероева — из этой категории, — рассказала экстрасенс, глядя на фото актерской четы. — Судьба не зря свела их вместе, и думаю, что Егор и Ксения это хорошо понимают и стараются уберечь семейную лодку от потрясений. Развода у них я не вижу. Зато вижу пополнение в их семье: через три года Ксения родит второго ребенка — мальчика (дочка у них уже есть). По судьбе в этом союзе двое детей. Как я уже сказала, наши герои абсолютно разные. Егор — натура импульсивная, упрямая, он обладает отличным здоровьем. И привык доказывать себе и окружающим, что он сильный мужчина,

<>

7days.ru

Ксения Алфёрова устроила праздник для дочки Хакамады // Экспресс газета

Лариса КУДРЯВЦЕВА

Артисты спели любимые хиты для больных детишек

Актеры Ксения АЛФЕРОВА и Егор БЕРОЕВ занимаются большим и важным делом - помогают детям с синдромом Дауна, больным аутизмом, ДЦП и другими заболеваниями. На днях их благотворительному фонду «Я есть!» исполнился год. По этому случаю состоялся большой концерт.

Перед ребятами, перекроив свои концертные графики, абсолютно бесплатно выступали группы «Би-2» и «ЧайФ», Оксана Мысина, клоун из знаменитых «Лицедеев» Леонид Лейкин. А Владимир Пресняков и Наталья Подольская так и вовсе спели с одной из подопечных фонда - девочкой Лизой, пожелав, когда она вырастет, стать непременно знаменитой певицей! Лиза смущенно улыбалась, кивая.И Ксения, и Егор не называют детишек больными. Напротив, от них только и слышишь - «они особенные», «они невероятно талантливые», «они солнечные»! Предлагают познакомиться с афоризмами восьмилетней Сони Шаталовой (у нее аутизм). Читаю один из них: «Мир огромен, сложен, не напрасен. Я - маленькая, но могу вместить его весь, и еще останется много места. Какая же я великанша!»- Ну разве не талантливая девочка? - спрашивает Ксения и добавляет: - К сожалению, Сонечка сейчас попала в больницу. Давайте подумаем о ней все вместе что-то очень-очень хорошее, пошлем ей мощные импульсы нашего душевного тепла. И она обязательно их почувствует!

Лёва и Шура из «Би-2» порадовали ребят своим творчеством

Торт всему голова

Ирина Хакамада пришла на праздник с 15-летней дочкой Машей - у девочки синдром Дауна.- У Машеньки художественное мышление, - говорит Ирина. - Математика ее не особо интересует, а вот все, что касается образного видения мира, рисования, танцев, пения, - это у нее прекрасно получается! Дочка с хорошими оценками закончила учебный год, и на лето у нас запланирована большая программа. Скоро мы втроем, с мужем и Машей, отправимся в Латвию, а затем в США.Машенька с удовольствием подтанцовывала любимым артистам, а также принимала участие в различных забавах.Завершился праздник выносом огромного праздничного торта с клубникой.

Праздничный торт получился большим и вкусным

Наталья ПОДОЛЬСКАЯ и Владимир ПРЕСНЯКОВ объединились на один вечер в трио с девочкой Лизой

Фото автора

www.eg.ru

Ксения Алферова: интервью - ВТБ-России

19 декабря 2014

Актриса театра и кино Ксения Алферова о новом спектакле и о том, почему ее маленькая дочь играет в детский дом

Светский мир очень капризный — нужно постоянно о себе напоминать. Только актриса из звездной династии Ксения Алферова не идет у него на поводу. Ради общественной деятельности она на два года совсем забросила работу в театре и кино. Но ее не только не забыли, а скорее наоборот, стали более пристально следить за всем, что Ксения делает. В интервью VTBRussia.ru Ксения Алферова рассказала о том, как благотворительность меняет жизнь других собственную и о своих планах на новые спектакли.

На очередном празднике, устроенном банком ВТБ в рамках корпоративной благотворительной акции «Мир без слез», Ксения Алферова присутствовала не только в качестве почетной гостьи, но и как посол программы.

— Ксения, в чем состоит роль посла благотворительной программы? Для чего нужны такие послы?

— Я не так давно стала послом программы. Мы очень давно сотрудничаем с банком, и какие-то вещи ВТБ помогал делать и нашему фонду тоже. Выбор меня сюда к этой акции и конкретно к помощи с аппаратом ИВЛ Тушинской больнице неслучаен. Потому что аппарат этот очень важен для спасения жизни, в случаях, когда дети в остром состоянии попадают в реанимацию. Но ведь есть же и такие дети, которые всю жизнь проводят на аппарате ИВЛ. Я знаю, что это очень непростая тема для здравоохранения сейчас. При этом главный врач больницы Исмаил Магомедович (Османов, - прим. ред.) мне сам рассказал, как это важно, чтобы ребенок, которого с ИВЛ снять невозможно, мог бы жить дома. Другой вопрос в том, что это очень дорого, и государство не может оперативно среагировать на этот запрос. Наверное, для того, чтобы привлекать внимание к таким проблемам и к деятельности крупных корпораций, и нужны послы. Ничего случайного не бывает.

— То есть если государство не может оперативно с этим помочь, должны подключаться благотворительные фонды?

— Конечно! Тем более что стоимость каждого такого аппарат колоссальная. Далеко не каждый благотворительный фонд может себе это позволить. А ведь есть еще расходы на его обслуживание, на какие-то каждодневные нужды. Для того, чтобы это обеспечить, необходимо, чтобы крупные корпорации подключались к благотворительности. В этом плане ВТБ создает очень правильный прецедент.

— Какую часть Вашей жизни занимает благотворительность?

— Всю! (Смеется.) Если вычесть время на мужа и дочь.

— Они же тоже во все это вовлечены?

— А как иначе? На самом деле, я только недавно научилась разделять благотворительность и семью. Два года назад мы создали наш с Егором (Бероевым – прим. ред.) фонд, и в первый год, установочный, у нас все время уходило на него. Сейчас, когда я дома с ребенком, то могу позволить себе даже на телефон не отвечать. Все-таки у каждого из нас должно быть личное пространство. А так как мы в фонде имеем дело не с лечением детей, а скорее с социализацией и адаптацией, то совсем срочного ничего не случается, и я могу себе позволить ответить на телефонный звонок не сразу. Вообще, конечно, мы благополучно живем во всем этом два года, и нам нравится.

— И дочке нравится?

— Конечно! Дуня, как любая девочка, играет в дочки-матери. Сейчас у нее прибавилось детей. Сначала у нее был ребенок с синдромом Дауна – Егорка, а недавно появилась еще и девочка Зина, которую она взяла из интерната. Была бы ее воля, все наши подопечные дети переехали бы к нам! (Смеется.) Она каждый день нас с Егором уговаривает: «Когда мы возьмем Полину, Никиту, Машу?» Конечно, она нам очень помогает, и дома, и на наших праздниках. Очень любит с ребятами, подопечными фонда общаться, всех знает, обо всех волнуется.

— А Ваши родные поддерживают?

— Мама переживает, и бабушка тоже. Но в основном из-за того, что я не занимаюсь работой, которая бы приносила деньги. (Смеется.) У нас Егор — главный кормилец, и если бы не он, боюсь, я недолго могла бы заниматься фондом. А насчет поддержки – конечно, поддерживают. У нас в семье так принято: если кто-то принял решение, то семья на его стороне.

— То есть для Вас благотворительность – основная деятельность в жизни на данный момент? А как же кино? Театр?

— Сейчас — да, основная. Я сознательно отказалась от всех съемок в кино, потому что это невозможно совмещать ни с чем. Но у меня есть еще театр, конечно. Его проще совмещать. И то, я оставила себе в театре только один спектакль «Страх мыльного пузыря», самый любимый. Страшно подумать, ему уже 10 лет! Правда, сейчас прошло два года, и я чувствую, что готова к чему-то новому в театре. Поэтому решила добавить еще один спектакль, мы его репетируем сейчас. Это полезно и для дела, потому что когда занимаешься чем-то одним в течение долгого времени, начинаешь перегорать. Надо переключиться чуть-чуть, чтобы то же самое делать с новым и свежим ощущением. Но, наверное, я не та актриса, которая не может не играть.

— Вы же и высшее образование получали совсем по другому профилю.

— Да, юридическое. Уголовным правом занималась, но вот только это совсем не мое.

— У благотворительности есть такая особенность, что если начать, остановиться уже невозможно. Согласны с этим?

— Действительно, я не представляю, как можно взять и все это оставить. Меня однажды в интервью спросили, не жалею ли я, что звездной славы у меня больше нет. Но знаете, я поймала себя на том, что такого количества интервью, как о благотворительности, я не давала никогда. (Смеется.) Понятно, что у всех моих интервью тема специфическая, но мне кажется, что это очень правильно. Правильно – помогать принять и понять. Многие, конечно, относятся недоверчиво, говорят: «А вот если бы у вас был такой вот ребенок с особенностями развития, вы бы так же, с горящими глазами, рассказывали о нем?»

— А вы?

— А мне кажется, это довольно просто понять, что ребенок с особенностями развития это не крест, с которым обязательно нужно страдать. Конечно, родителям особых детей непросто, но это не значит, что они страдают каждую минуту. Многие из них счастливы.

— Просто, когда особого ребенка в семье принимают, меняется система ценностей.

— Безусловно! Я как мама учусь у родителей особых детей. Потому что мы к своему ребенку, у которого руки, ноги — все на месте, который бегает и говорит, мы к нему такое количество претензий предъявляем! Как будто бы любить можно только за что-то. Обычных детей мы гнем и мнем под себя, потому что последствия не очень явные. А в случае с особыми детьми нужна пронзительная чуткость, нужно уметь тонко и точно реагировать на него. Это практически ювелирная работа, и родителям обычных детей нужно этому учиться.

— Так, а как же к этому привлечь семью, которая совершенно в это не вовлечена? У них свои обычные дети, которые ходят в обычные школы, и проблемы у них обычные, друзья семьи тоже обычные.

— Ходить на праздники! На те, где будут одновременно и особые дети, и обычные. Таких праздников сейчас все больше, и они уже не позиционируются, как инклюзивные. Они просто для всех. Праздники чрезвычайно важны. Потому что в приятной все атмосфере проще увидеть не диагноз, а ребенка. Оказывается, у ребенка на аппарате ИВЛ такие же эмоции, как у обычного! Оказывается, ребенок синдромом Дауна так же увлеченно хлопает в ладоши и подпевает детской песенке! Понимаете, о чем я говорю? Когда люди видят в спокойной и приятной обстановке, что эти дети практически ничем не отличаются от нас, люди могут их принять.

Медиагалерея (9 фото)

Фото (9)
  • На очередном празднике, устроенном банком ВТБ в рамках корпоративной благотворительной акции «Мир без слез», Ксения Алферова присутствовала не только в качестве почетной гостьи, но и как посол программы. Фото © РИА Новости, Евгений Биятов

  • С тех пор, как Ксения Алферова с супругом Егором Бероевым создали свой собственный фонд, времени ни на театр, ни на кино у актрисы не хватает. Фото © РИА Новости, Валерий Левитин

  • Но Алферову не только не забыли, а скорее наоборот, стали более пристально следить за всем, что Ксения делает. Фото © РИА Новости, Екатерина Чеснокова

  • «Вообще, конечно, мы благополучно живем во всем этом два года, и нам нравится», - рассказывает Ксения Алферова. Фото © РИА Новости, Илья Питалев

  • Ксения приняла участие в празднике благотворительной программы банка ВТБ «Мир без слез». Фото © РИА Новости

  • В фонде у Ксении и Егора много дел: они помогают детским домам и адресно отдельным семьям, в которых воспитываются особые дети. Фото © РИА Новости, Мария Сибирякова

  • «Я как мама учусь у родителей особых детей», - признается Ксения Алферова. Фото © РИА Новости, Мария Сибирякова

  • Она так же убеждена, что принять особого ребенка на самом деле очень просто. Для этого нужно смотреть не на то, чем он отличается от обычных сверстников, а на то, в чем похож на всех. Фото © РИА Новости, Максим Блинов

  • Красавица Ксения Алферова неотразима в любой ситуации! Фото © РИА Новости, Михаил Мокрушин

Текст: Инна Финочка

VTBrussia.ru

Рекомендуем почитать